Как пишется слово катюш с мягким знаком или без мягкого знака

Военное укрытие в скале для катюш и зениток г. | Дальневосточный дестрой | Яндекс Дзен

Катюша имя собственное, поэтому это исключение и пишется оно без мягкого знака, тоесть - катюш. Мягкий знак пишется в глаголах. Как правильно пишется имя "Танюш" с мягким знаком или без? Ответ справочной службы русского языка. Мягкий знак не пишется: Привет, Катюш. Между двумя л мягкий знак не пишется, напр. других формах того же слова или в однокоренных словах второй мягкий согласный становится твердым.

Полк имел 36 боевых машин, 12 зенитных миллиметровых пушек, 9 зенитных и 18 ручных пулеметов, а также грузовых и специальных автомашины.

Дивизионы нашего полка были трехбатарейного состава, по четыре зарядных боевых машины в батарее. Все они могли быть выпущены буквально за секунды. Это же море огня! Вот почему под Оршей от залпа батареи Флерова фашисты бежали в панике.

Итак, показательная стрельба продемонстрировала мощь нового вида артиллерии. Перед нами сразу возникла задача научиться умело использовать это грозное оружие, изучить характер и особенности рассеивания снарядов,огневые и маневренные возможности батарей, дивизионов, полка. В нашем распоряжении не было никаких правил стрельбы, никаких наставлений и руководств по использованию этой артиллерии, да и вообще их не имелось, за исключением небольшой инструкции.

Рождалось новое оружие, и от нас требовалась творческая инициатива, дерзание. В инструкции по боевому применению реактивной артиллерии говорилось главным образом о том, что это оружие секретное, предусматривались меры его прикрытия и обеспечения. Категорически запрещался вывод на огневые позиции боевых машин без прикрытия.

После залпа установки требовалось немедленно отводить в безопасное место. Указывалось, что огонь должен вестись массированно по крупным скоплениям врага.

Мне, как артиллеристу, имевшему уже немалый боевой опыт, было нетрудно представить задачи, которые смогли бы выполнять подразделения полка. Однако требовалось еще найти общий язык с командирами дивизионов и батарей, чтобы в бою мы понимали друг друга с полуслова.

После показательной стрельбы, не теряя времени, мы приступили к полевым батарейным и дивизионным учениям. Особое внимание обращалось на подготовку командиров батарей и дивизионов, на умение ими быстро и точно ориентироваться по карте и на местности, готовить исходные данные в любых условиях. Командирами батарей и дивизионов назначались лучшие по своим деловым и политическим качествам артиллеристы. Поэтому подготовка шла успешно. В штате полка был предусмотрен особый отдел из четырех офицеров, которые прибыли в первые же дни формирования.

Работы и после сформирования у них было немало. Фашистское командование настойчиво пыталось разгадать секрет столь эффективного оружия.

С этой целью к нам засылались шпионы и диверсанты. Работники особого отдела впоследствии показали себя не только хорошими чекистами, но и храбрыми офицерами. В полк был назначен и старший врач полка, совсем еще молодой человек в звании военврача 3 ранга. Встреча с ним произошла в лесу, возле нашей с Радченко палатки. Он подошел четким, строевым шагом и доложил скороговоркой, чуть-чуть окая: Военврач третьего ранга Холманских прибыл в ваше распоряжение.

За годы службы в армии я привык видеть на должностях начальников санитарных служб полков умудренных жизнью и опытом медиков. Оказалось, что Холманских, несмотря на его молодость, уже воевал. Он был врачом лыжного батальона во время боев на Карельском перешейке, награжден орденом Красного Знамени. Как участник войны с белофиннами, я знал, какой героизм в бою проявляли лыжные батальоны.

Врачу там тоже было нелегко. В таком случае немедленно приступайте к формированию санитарной части полка. Подбирайте людей, получайте машины, медикаменты. Если будут какие-нибудь затруднения, сразу же обращайтесь ко. Но он так и не обратился ко мне ни разу за эти три дня, а в назначенный срок доложил, что санчасть полка сформирована, народ подобран хороший, получено две машины медикаментов.

Остались считанные дни, а вам свой медсостав надо успеть подготовить к самостоятельным действиям. И чтобы все санитары первую помощь могли оказать и раненых эвакуировать.

И плевать мне на ваши тапки!!!!!!

Формирование полка подходило к концу. На все четыре дивизиона мы получили 48 боевых машин. Вручатьих предполагалось после того, как личный состав полка примет присягу. Принятие присяги проходило по дивизионам и службам. Для большей торжественности вручение боевых машин расчетам решили произвести перед строем полка.

В лесу на поляне, перед общим строем, у стола, покрытого красной скатертью, было выставлено развернутое Боевое знамя го артиллерийского полка с почетным караулом. К столу поочередно вызывались расчеты с установками. Командир боевой машины перед строем своего расчета зачитывал текст клятвенного обязательства. После этого каждый гвардеец расписывался под. Командир и комиссар полка поздравляли ракетчиков с вручением им грозного оружия и выражали уверенность, что гвардейцы с честью оправдают высокое доверие партии и правительства.

На лесной поляне поставили две грузовые машины борт о борт. Их кузова стали импровизированной сценой. Здесь же стояла клубная машина с громкоговорителями. Настроение у всех было приподнятое. Но праздничному концерту не суждено было состояться Четвертому дивизиону, которым командовал капитан Н. Богданов, предписывалось следовать в Ленинград. Обстановка на Юго-Западном фронте была тревожной. Враг уже захватил Полтаву, рвался к Харькову. Под Ахтыркой шли кровопролитные бои.

Нам нужно было спешить Ведь водители не были еще натренированы. Мы не успели провести ни одного полкового учения, не отработали управление механизированной колонной на марше. Службе регулирования предстояло прямо в пути осваивать свои обязанности. Тылы полка не были слажены. Командиры подразделений еще недостаточно знали своих подчиненных. В указанное время полк прошел контрольный пункт и на рассвете проследовал через притихшую посуровевшую Москву. А затем мимо поплыли сказочные березовые рощи Подмосковья, милые тихие ручьи и речки, печальные осенние поля.

На дорогах чувствовался военный порядок: Вот позади уже Тула, знаменитая Ясная Поляна, Курск За двое суток мы благополучно совершили этот марш. Двигались днем и ночью. Обедали наспех, там, где заправлялись горючим. Этот знак был нанесен белой краской на кабинах и бортах автомобилей. Поэтому машины четвертого полка можно было легко заметить среди множества других, следующих по военным дорогам. На поворотах разведка пути ставила заранее подготовленную табличку со знаком полка и стрелкой, указывающей направление движения.

Этот способ впоследствии выручал нас при форсированных маршах, и особенно тогда, когда маршрут неожиданно менялся.

Марш был совершен благополучно, если не считать небольшого происшествия На рассвете 18 сентября года полк был примерно в пятнадцати километрах от Белгорода. Я решил выехать вперед, чтобы договориться о заправке горючим, а также проверить работу квартирьерских разъездов, которые должны были наметить места привалов дивизионов.

Чтобы знать, как движутся тылы полка, в хвост колонны послал на мотоцикле адъютанта лейтенанта Г. Ведь в те времена у нас было мало радиостанций и мы берегли их как зеницу ока для боя. Комиссар Радченко, разъезжавший вдоль походных порядков на мотоцикле, после моего отъезда возглавил движущийся полк.

На пикапе мы с водителем Н. Соболевым на приличной скорости оторвались от головных машин. Взошло яркое южное солнце и стало сильно припекать. Надо ли говорить, что и меня, и шофера после второй бессонной ночи сильно тянуло ко сну. Измученный водитель стал дремать за рулем. Я всячески подбадривал его шутками, но усталость брала. И тут я допустил ошибку: Сперва Соболев внимательно следил за.

Но дорога была прямая, ровная, он быстро успокоился и заснул. Вскоре я почувствовал, как меня самого неудержимо одолевает дремота.

Я всеми силами старался взбодриться, отогнать усталость, но Если бы дорога не сделала поворот влево, возможно, все обошлось бы благополучно. Но из-за этого поворота мы очутились в кювете. Пикап перевернулся вверх колесами. Я очутился внизу, водитель лежал на. Кабину перекосило, дверцы открыть было невозможно. На наше счастье, мимо проезжала грузовая машина с бойцами. Проскочив метров сто, она остановилась, и к нам подбежали несколько человек. Бойцы мигом поставили пикап на колеса.

Мотор и ходовая часть, к счастью, не пострадали. Из бака вытекло много бензина. Мы дозаправили пикап из запасной емкости и двинулись в Белгород. За рулем теперь сидел, конечно, сам водитель.

Я же в своей командирской практике впредь с большей осторожностью стал относиться к подмене шоферов. Вскоре позади остался Белгород с меловыми горами, сплошь заросшими шиповником, тихая илистая река Оскол.

Ранним утром полк сосредоточился на северной окраине Харькова в тенистом лесопарке. В десять часов утра мы с помощником начальника штаба старшим лейтенантом В.

Соломиным и помощником по материально-техническому обеспечению капитаном М. Демяненко выехали в штаб Харьковского военного округа, размещавшийся в то время в Харькове.

Город встретил нас патрулями на каждом углу, ощетинившимися противотанковыми ежами. Нам нужно было решить проблему снабжения полка всеми видами довольствия, получить топографические карты.

Однако ни командующего войсками округа, ни члена Военного совета в штабе не. А без них никто не мог решить этот вопрос. Мы ждали около часа. Вдруг дверь порывисто распахнулась, и в приемную быстрой походкой вошел генерал в запыленном мундире. Я понял, что это командующий войсками округа генерал-майор А. Черников, и доложил ему о прибытии полка. Тут же Черников отдал распоряжение о зачислении полка на все виды довольствия.

Операторам было приказано ознакомить меня с положением войск и выдать необходимые карты. Затем генерал обратился ко мне: Немедленно запасайтесь всем необходимым. Боевую задачу получитев расположении полка. О вашем прибытии доложу маршалу Тимошенко. В течение нескольких часов в штабе округа мы решили все вопросы обеспечения. Во второй половине дня полк имел горючее и продовольствие.

А пять залпов снарядов мы везли с. Вечером у нас состоялось первое полковое партийное собрание. Решимость отдать жизнь во имя победы над врагом звучала в каждом выступлении коммунистов. На собрании было избрано партбюро полка и поставлены задачи коммунистам. В состав бюро вошли комиссар и командир полка. Возглавил партбюро политрук В. На другой день к нам с боевым распоряжением прибыл полковой комиссар Ф.

Нам приказывалось выступить в полном составе на участок фронта, где оборонялась я кавалерийская дивизия генерала В. А воевала она вблизи села Диканьки, в местах, воспетых великим Гоголем. Наш полк теперь входил в состав вновь созданной оперативной группы гвардейских минометных частей ГМЧ Юго-Западного фронта.

Командовал группой полковник А. Зубанов, членами Военного совета группы были полковой комиссар Ф. Жуков и старший батальонный комиссар А. В состав группы на первых порах входили наш полк и два дивизиона 7 гмп, которые были еще на марше.

Утром 24 сентября полк сосредоточился в перелесках, километрах в пятнадцати северо-восточнее Диканьки. Мы с комиссаром Радченко на нашем пикапе отправились в штаб й кавалерийской дивизии. Водитель Соболев, адъютант лейтенант Брызгалов и один автоматчик заняли места в кузове. Управлял автомобилем Радченко классически. Мы с ним частенько ездили. В дороге обменивались мнениями, иногда даже решали текущие дела. Однако наши совместные поездки продолжались недолго. Узнав, что однажды мы попали под артиллерийско-минометный огонь и чуть оба не погибли, командующий оперативной группой ГМЧ фронтаполковник Зубанов специальным приказом запретил нам ездить на одной машине без особой необходимости.

Итак, мы подъезжали к знаменитой Диканьке. А вот и Диканька. Белые хаты утопали в садах, в палисадниках росли осенние цветы. А за селом виднелся большой лес. Вооруженный автоматом кавалерист тщательно проверил наши документы и показал, куда ехать. Штаб располагался на окраине села в большой просторной хате.

У изгороди были привязаны лошади. Мы подъехали к самому штабу. Коноводы и часовой у входа вытянулись, отдавая нам честь. Ответив, мы быстро вошли в большую комнату. Здесь на длинных скамьях сидели бойцы и командиры. По стенам были развешаны автоматы, карабины и противогазы. Через открытую дверь второй комнаты было видно, что над картой, разложенной на столе, склонился наголо остриженный генерал. Рядом с ним стоял высокий майор в изрядно полинявшем обмундировании. Напротив генерала сидел светло-русый батальонный комиссар с добрым, приятным лицом.

Мы попросили разрешения войти, представились. Генерал Крюченкин встал из-за стола, подошел к нам и крепко пожал руки. Я доложил, где сосредоточен полк и в каком составе. А это начальник штаба майор Шмуйло. Мы вместе с первых дней воюем. Щеку генерала рассекал глубокий шрам, правый глаз был прищурен.

Это, как мы потом узнали от Сергея Трофимовича Шмуйло, были результаты ранения, полученного еще в годы гражданской войны. Майор Шмуйло, высокий, подтянутый, с открытым, волевым лицом, производил впечатление мужественного и решительного человека. Мы сразу с ним крепко подружились. Комиссар, спокойный, рассудительный, нам тоже очень понравился.

Чувствовалось, что между этими людьми царит полное взаимопонимание и они глубоко уважают другдруга. Ведь тяжелые условия боевой жизни всегда цементируют дружбу. В своем докладе я кратко остановился на организации полка, его боевой мощи и особенностях применения. Кавалеристы слушали меня с большим интересом. Говоря об огневой мощи полка, я доложил, что мы сами еще не видели ни полкового, ни даже батарейного залпа, что нам был показан лишь неполный залп одной установки, которая выпустила восемь снарядов.

Генерал выслушал меня внимательно, глубоко вздохнул и сказал с укоризной: Сперва вы нас очень обрадовали, а потом огорошили. Оказывается, вас самих еще прикрывать надо!

А у меня штаб дивизии прикрыть нечем. У нас есть миллиметровые пушки и пулеметы на машинах. Затем он показал нам на карте рубежи обороны дивизии, сообщил все, что известно о противнике. Это были весьма скудные сведения. Характеристика полков дивизии произвела на нас довольно удручающее впечатление. Нас поразило, что они были так малочисленны. В состав дивизии входили четыре кавалерийских, одинстрелковый полк и мотобатальон. Перечислив части, генерал сказал: В последних боях мы понесли большие потери.

Подробно ознакомил вас с состоянием дивизии для того, чтобы вы были готовы к любой неожиданности. Имейте надежное охранение и непрерывно ведите разведку. Районы сосредоточения и выжидательные позиции были выбраны, как этого требовала инструкция по боевому применению гвардейских минометных частей.

Задача была уяснена, и мы срочно убыли в расположение полка. Свой штаб мы решили развернуть на юго-восточной окраине Диканьки, недалеко от штаба дивизии, с которым надо было установить телефонную связь. Вскоре меня и комиссара вновь вызвал генерал Крюченкин. В штабе дивизии мы впервые познакомились со своим непосредственным командованием: Зубановым и начальником штаба группы майором В. Зубанов как-то сразу располагал к себе, в каждом его жесте чувствовалась уверенность и сила. Вознюк был ростом несколько выше своего начальника, подтянут, держался свободно и уверенно.

Перед войной они оба служили в Пензенском артиллерийском училище. После доклада Зубанову о состоянии полка мы организовали показ боевых машин командованию, а затем выехали на правый фланг, к местечку Шишаки, где провели рекогносцировку и уточнили на карте передний край наших частей. Во время рекогносцировки мы неоднократно попадали под артиллерийский и минометный обстрел.

Огонь ведут "Катюши" - Алексей Нестеренко

Под огнем противника все вели себя спокойно. Зубанов продолжал давать указания, шутил. В шутках не уступал ему и Вознюк. Его украинский юмор был неотразим. Вечером 24 сентября Зубанов и Вознюк убыли в штаб фронта. Перед отъездом Зубанов еще раз напомнил, что залпы можно давать только с их разрешения. И тут я задал ему вопрос, который давно мучил меня: Проводив командование группы, мы с разрешения генерала Крюченкина отправились на свой командный пункт. Здесь нас ожидали командиры дивизионов. Ночью, на участке обороны дивизии, в районе Диканьки, дивизионы заняли такой боевой порядок: Огневым взводам было приказано находиться на выжидательных позициях в полной боевой готовности, а командирам дивизионов и батарей быть на наблюдательных пунктах, предварительно установив надежную связь с боевыми позициями.

Выбор места для полкового наблюдательного пункта и его оборудование я поручил старшему лейтенанту Соломину. И с удовольствием еще раз убедился в исключительной добросовестности и высокой артиллерийской подготовке этого командира.

Наблюдательный пункт был оборудован в полутора километрах западнее Диканьки, на опушке большого леса. Оттуда хорошо просматривался передний край нашей обороны и рубеж, на который вышли передовые части противника. Между нашими и немецкими окопами пролегала широкая лощина с пологими склонами, поросшими мелким кустарником. В километре за лощиной в расположении противника виднелась дубовая роща, занимавшая по фронту около километра.

Это было урочище Переруб. Правее и левее него, на расстоянии четырех-пяти километров виднелись хутора. Кроме того, за противником организовано наблюдениес высокого дуба, который находится в ста метрах правее нас на опушке леса.

Уж слишком хорош ориентир Да если и обнаружат, сбить снарядом его не. У противника наблюдатель вообще на тригонометрической вышке устроился И действительно, на верхней площадке вышки, как грач в гнезде, пристроился фашистский наблюдатель. Наблюдательный пункт го артиллерийского дивизиона находился в пяти минутах ходьбы.

Вы уверяли меня, что нам известно все о разработках русских, а теперь, в интернете, я нахожу нечто необъяснимое, что может доставлять нам крайнюю неприятность. Если так легко можно развести поезд и автобус, стало быть, им не доставит никакого труда отвести наши ракеты от намеченных целей, наши снаряды от мишеней, наши пули от их солдат!

Вы понимаете, чем это грозит? Они добудут нужную информацию, они выкрадут чертежи, образцы, …что там у них есть? Они уничтожат это страшное оружие!

Я уже завтра хочу знать подробности. Кого Вы намерены послать в Россию? Откуда-то сверху спустились два прозрачных цилиндра, внутри каждого был человек. Все инструкции получите на месте, - ворон-коротышка встал с кресла, - а Вы, - он повернулся к Киви, - обеспечьте их всем необходимым, и создайте в прессе информационную поддержку.

Катя твердо решила дождаться конца уроков, и уже потом поведать друзьям свою тайну. Но невероятная новость не давала покоя. На уроках Катя многозначительно подмигивала подружке Маше, бросала в нее ластик, скрепки и другие мелкие предметы, писала записки с интригующим содержанием: Словом, взятые обязательства по неразглашению тайны до поры, давалось с трудом и стоили дорого: Я тебя не узнаю.

Сегодня отличница и аккуратистка Катя вела себя, как обычная шалунья, и это было странно и непривычно. Ну вот, наконец, звонок возвестил об окончании этого тягостного учебного дня. Катя и ее друзья часто после школы делали вместе уроки, а потом играли во что-то интересное, смотрели мультики или гуляли во дворе, если была хорошая погода.

Вот и сегодня они снова вместе, у Кати дома. Хозяйка рассадила ребят на диване и, с таинственным видом, спрятав куклу за спину, начала свою речь, которую придумывала весь день: Он вечно так, мог обсмеять самое серьезное. Мы этого еще не проходили.

До конца не дослушаете и ржете! Он был самый умный, и всегда всему пытался найти логическое объяснение, - небось, снова щенка или котенка домой принесла. Ох, и попадет тебе от родителей! Учти, мы тебя в этот раз прикрывать не станем. Я пошел уроки делать, в куклы играть — это не про. Пойдем Вань, пусть девчонки остаются, они в дочки-матери еще не наигрались. Коля нехотя сел, и Катя таинственным, как ей казалось, голосом рассказала друзьям о вчерашнем происшествии.

Урок 4. Мягкий и Твёрдый знак (ь, ъ)

Любители выкладывать в интернет все, что попало и в этот раз не поскупились. Съемки с нескольких смартфонов и автомобильных регистраторов изучались самым тщательным образом. Светящийся кубик с разных точек. Электричка, автобус, снова и снова исчезали в гранях гигантского куба, затем снова появлялись.

Мерцание повторялось снова и. Не просто светится, а мерцает синхронно с мерцанием куба. Управляют из этой машины! Действительно, вспышки внутри машины происходили одновременно с увеличением яркости свечения граней куба, и была очевидна связь между этими явлениями. Вот и номерной знак машины.

Теперь мы вычислим владельца, и дело в шляпе! Если бы что-то подобное было, то сейчас об этом уже по ящику показывали, или в интернете кто-нибудь ролик выложил, ведь сейчас все снимают на смартфоны, да и регистраторы почти на каждой машине. Так что, Катюшенька, твой анекдотец весьма похож на сказочку про белого бычка.

И это легко проверить. Если честно, она уже и сама стала сомневаться в том, что видела. Очевидность невероятного и размышления над этим отразилось на лицах Катиных друзей, и лишь Катюшка сияла от восторга и сознания собственной победы. Сказка про белого бычка? Сам ты бычок, Коля! Впрочем, нет - тут несколько роликов с разных точек. И много народу уже посмотрело, смотри сколько лайков. Но этого не может быть! А ты точно сама это видела? Коля молчал, пытаясь найти какое-нибудь объяснение виденного.

Маша ничего не понимала и смотрела на Колю - ждала, что этот умник сейчас что-нибудь придумает и объяснит все, Ваня пытался пошутить, и уже начал улыбаться, но ничего в голову, как назло, не лезло, и он продолжал молча улыбаться.

Прижимая к груди заветную куклу, она наслаждалась паузой и обдумывала следующий эффектный ход, который должен сразить всех наповал. Паузу прервал звонок — это по Скайпу Катюше звонила бабушка. Я очень переживаю за тебя, мое солнышко. Вчера на переезде, где вы должны были проезжать, случилось странное происшествие, так я подумала, не произошло ли с вами что-нибудь странного? У вас, вправду, все в порядке?

Так это я сама, с помощью твоей Катюши, его вызвала! Просто, пропела мелодию, и Катюша снова отреагировала, как тогда Появился кубик, и электричка не сбила автобус. Это может быть очень опасно. Катюшу спрячь, а завтра я сама к тебе приеду и заберу куклу, от греха подальше.

Ведь ничего страшного не произошло! Все живы и здоровы, электричка в автобус не врезалась. Катюша молодец, она спасла много людей. Может она еще много доброго сделает.

А что в новостях говорят? Диктор с экрана, с невозмутимым лицом, красивым голосом читал кем-то написанный текст: Напомню, сегодня в сети появились фейковое видео, о, якобы, имевшим место происшествии на одном железнодорожном переезде. На основании грубо смонтированного видео, делаются выводы о том, что это результат испытания новейшего оружия, направленного против западной демократии. В Министерстве обороны опровергли эти голословные заявления и заверили, что не пойдут на провокации и просят наших западных партнеров не нагнетать напряженность в наших отношениях.

На фоне пестрой толпы разномастных пассажиров, выделялись именно эти две фигуры, как две черные вороны в стае пестрых птиц. Третья ворона встречала агентов у эскалатора внизу.

В ответ две черные шляпы синхронно подпрыгнули над головами прилетевших. Вы определили адрес владельца машины, в которой находился пульт управления?

Прошу Вас, - встречающий открыл дверь черного лимузина. Она была взволнована и постоянно оглядывалась. Но вот, Катюша показалась на школьном крыльце. Пойдем скорей домой, я должна забрать у тебя куклу, и как можно быстрее. Боюсь, что с этой игрушкой у нас будут неприятности.

Ты хранила ее у себя много лет, и ничего не случалось, а теперь какие-то неприятности! С ней, явно, что-то не так! Вот, уже по телевизору Это очень опасно, как ты не поймешь?! Глазки на дверях соседей, как водится, заклеили жвачкой, убедились, что в дома никого нет, и, незамеченные, проникли вовнутрь.

Кукла Катюша, которая среди прочих игрушек находилась на Катином столе, их внимание не привлекла, но они были замечены Катюшей. Нарисованные глаза моргнули и ожили. Они следили за злоумышленниками, и ничего не пропускали. Манипуляции с секретным оборудованием не заняли много времени. Шпионы спешили - девочка скоро должна была прийти из школы. Успели вовремя, так как, едва они закрыли за собой дверь квартиры, как в подъезде послышались голоса Кати и ее друзей. Эти устройства, под взглядом кукольных глаз, одно за другим, исчезли, издавая легкий хлопок, и разноцветными дымочками растворялись в воздухе.

К приходу хозяйки, квартира была свободна от шпионской техники. Во дворе дома, где жила Катя, росло большое ветвистое дерево, вокруг него рукодельные жильцы соорудили круговую скамейку, превратив дерево в живую беседку. Под этим деревом и расположились горе-сантехники со своим ноутбуком. Ты точно активировал все устройства?

Сигнал был хороший, а сейчас вообще сигнала. Сигнал от глушилки мы бы увидели на мониторе. Такое впечатление, что кто-то просто убрал и отключил камеры. Но этого быть не может — квартира пуста. Наверно опять китайские камеры подсунули! В это время из подъезда, с куклой в руках, вышла Катина бабушка.

Катюша, два брата и Маша бежали за. Катюша не хотела расставаться с игрушкой. Она уже придумала большое количество подарков и чудес, которые должна была попросить у волшебной тезки, и не хотела отказываться от своих фантазий.

И, как ей казалось, такая возможность была уже у нее в руках, но тут… эта бабушка! Нет, она любила свою старшую подружку, но сейчас готова была с ней поссориться. Сначала даришь, потом забираешь! Я от тебя такого не ожидала! Ей не хотелось уходить. Она любила свою внучку и не могла уйти так, поссорившись, но и оставлять опасную вещь она не могла.

В этот миг вокруг все преобразилось, засияло, разноцветные пятна, искры, мерцания! Все закружилось и исказилось. Звенящие звуки наполнили все музыкой, которая звучала, казалось, отовсюду. Это была ответная часть куплета из песни про Катюшу! Но это уже не то древо! Крупные дубовые листья свисали с толстых корявых ветвей, согнувшихся под тяжестью массивной золотой цепи.

Вокруг были другие деревья и морской берег, дугой уходящий до горизонта. Сильный запах морской воды и шум прибоя. Все это было необычно и так естественно, что никто не испугался. Могу и то и другое, - на шпионов огромными зелеными глазами смотрел черный кот, уютно устроившийся на толстой желтой цепи, - Ну, выбирайте, у меня обширный репертуар.

Фольклор, классика, мелодии зарубежной эстрады? Кукла не упала на землю, она зависла в воздухе, в слабом сиянии весела перед изумленными и растерянными друзьями.

Она ожила и улыбаясь смотрела на детей и бабушку. Не сердитесь на меня за. Пока я с вами, вам ничего не угрожает. И меня не бойтесь — я не причиню вам зла. И что это значит? Очевидно, во времена Фестиваля, очень много эмоций и положительной энергии каким-то образом сконцентрировалось и аккумулировалось во.

Он спала до времени, и, вот, высвободилась! Я думаю, что совершенно не случайно, что именно вам посчастливилось воспользоваться. А забавное приключение нам не помешает. Он, в очередной раз, не мог найти происходящему объяснения, и был этим раздосадован.

Там эта бабка с детьми! Ну, та, которая в подъезде… - Точно, и кукла какая-то говорящая. Она медленно села на скамейку и только качала головой.

Дети кружились радостно вокруг пляшущей в воздухе Катюши. Позвольте представиться, Кот Ученый! Для вас, просто Кот! Или нет, просто Ученый! Впрочем, как вам будет угодно. Позвольте полюбопытствовать, а как к вам обращаться?

Еще раз прошу меня простить. Просто, я знавал одну особу по имени Арина Родионовна, они с мальчиком частенько ко мне захаживали, но это было так давно, а за это время, знаете ли, много воды утекло! Мог и не узнать. Прошу простить меня великодушно, если это. И попали сюда мы совершенно случайно, каким-то немыслимым образом! Вот, эта кукла тому причиной. А ведь вы, отмечу тот факт, попали именно в сказку. Здесь, знаете ли, своя реальность, свои законы и правила. Материализовавшись, сказка очень похожа на быль, но в ней все по-другому.

Уж поверьте мне, старому сказочнику и фольклористу. Мама будет волноваться, а позвонить я не могу, здесь мобила не работает. Рано или поздно, сказка закончится, и вы окажитесь в том же месте и в то же время, откуда начали свое приключение. Я разделяю Ваш скепсис, молодой человек, - Кот посмотрел на серьезного Колю, - да, Вы правы, этого не может. Совершенно с Вами согласен! Это именно то исключение, которое, как говорит пословица, подтверждает существование правила.

Отнеситесь к этому, как к объективной реальности и не пытайтесь найти логическое объяснение происходящему. Здесь своя логика, а в чем она, вы, надеюсь, сможете скоро разобраться. Чем Вы тут питаетесь? Вот, на заре богатыри из моря выходят. То рыбкой угостят, то другие морепродукты принесут.

Мы тут все друг друга знаем - помогаем, чем можем. Слава Богу, уж сколько лет! Вон чего котяра говорит! Это и ежу понятно! Хорошо бы у этого, лохматого, спросить, да ты нагрубил ему! Теперь он с нами разговаривать не. Глядишь, поест — разговорится! Да и самим пожевать пора, ведь с утра ничего не ели.

Так и копыта откинуть недолго. Ты что, с голыми руками по берегу за селедкой будешь бегать? Позаимствуем у хозяина на время! Ну, одобряю, дело хорошее, только учтите, опасности здесь тоже встречаются, и они отнюдь не безобидные! Лешие, кикиморы… Кощей Бессмертный, ведь здесь они настоящие, и шутить с этим не советую.

Галина Сергеевна, голубушка, не сочтите за труд, достаньте из дупла мешочек, да-да, именно этот! Только вернуть не забудьте.

В котомке оказалась старая истертая скатерть, кусок шерстяного ковра и, перевязанный широкой красной лентой старинный свиток, - это план местности, чтобы не заблудиться, - пояснил Кот, - а скатерть и ковер, так это каждый знать должен — Самобранка и ковер-Самолет. Но, это на всякий случай, вдруг задержаться придется. Ребятам уроки делать, а завтра в школу! Очевидно, без нее вы не сможете вернуться назад, а уж какой у нее план, это Вы у нее и узнайте.

Могу, лишь сказать, что для возвращения вам следует прибыть на то же место, откуда началось ваше приключение, всем, без исключения. Друзья только сейчас снова вспомнили про волшебную куклу, которая, казалась, совершенно беззаботно, как большой мотылек, кружилась над. Мы совершенно не подготовлены к подобным мероприятиям, да и дома будут волноваться.

И дел полно, уроки не учены! Да и уроки успеем! А время совсем не потратим! Ведь там, дома, время остановилось! Ведь никогда в настоящей сказке не были! Упустить такую возможность, ну ба-бу-леч-ка! Упустить такой опыт было бы непростительно. А опасности, о которых Вы сейчас подумали, они подстерегают нас повсюду.

Чтобы их избежать, надо соблюдать определенные правила, а тот опыт, которые получат дети, и Вы вместе с ними, совершенно бесценен. Не упорствуйте, друг мой! И тебе сисясь достанется! Ни стыда — ни совести! Я на вас золотой лыбке позалуюсь! Все для меня делает! Вот я вас сисясь!!! Бог с ней, с сетью! Все равно ловить не умеем! И еще долго вслед убегающей парочке летели шепелявые бабкины проклятья.

Прекрасная погода, великолепные пейзажи, запах близкого моря и свежий ветер, все создавало необыкновенное настроение, которое можно было назвать счастьем.

Все, Катя, которая себя считала виновницей этого события, Коля и Ваня, которые предвкушали интересные приключения и готовились к встрече с чем-то загадочным, Машенька, добрая девочка, которая радовалась тому, что рядом друзья, и им весело.

Галина Сергеевна была счастлива, наблюдая за детьми, радовалась их веселому настроению и хорошей погоде. Над ними летала маленькая волшебница и что-то напевала своим тоненьким голоском. Они шли вдоль берега моря, потом свернули в березовую рощу, прошли лугом, заросшим белыми ромашками. Девчонки плели венки из цветов, мальчишки ловили диковинных бабочек и стрекоз. Вдали, на пригорке, деревенские дети водили хоровод, за ними аккуратные, как игрушечные, деревенские домики и пестрое стадо коров.

До слуха путешественников долетала красивая русская песня и звук пастушьего рожка. За пригорком начинался лес. Опушка, заросшая малиновыми кустами с ярко-красными ягодами, небольшая просека и овраг. Тропинка шла по краю оврага и поворачивала от опушки в чащу. Веселая компания остановилась на самой вершине косогора, чтобы перевести дух и полюбоваться красивым пейзажем. Сладкая-сладкая и необыкновенно крупная, размером со средний апельсин! И никаких колючек на кустах.

И крапивы рядом нет! На полянке, окруженной ельником, стояла развесистая яблоня. Ее ветки сплошь были усыпаны наливными краснобокими яблоками. Под тяжестью яблок, они склонялись до самой земли.

Яблок было очень много, - отведайте моих яблочек, - голос исходил из самого дерева! Люди добрые, отрясите мои ветки, освободите меня от этой тяжести, а я в долгу не останусь!

С фауной я уже говорил, но вот с деревьями не доводилось. Вы, простите, антоновка или штрифель? Ребята, надо потрясти ветки, освободить их от яблок. Дети с радостью взялись за. Первым был Ваня, он тряс ветки изо всех сил, стараясь загладить впечатление от своей невежливой шутки. Ступайте за ним, и яблочко приведет вас к добрым людям. А если яблочко положить на тарелочку с голубой каемочкой, да покатать его по тарелочке — увидите все на свете, что только ни пожелаете.

Путешественники двинулись дальше, хрустя сладкими яблоками и громко обсуждая случившееся. Звук, грубый и сиплый доносился из нее! Коряга перевернулась, подпрыгнула, несколько раз повернулась вокруг себя, замахала длинными ветками и поскакала прочь с громким оханьем и кряканьем. Вдруг, огромная темная тень накрыла поляну! Взмах огромных крыльев вызвал сильное волнение воздуха. Еще один взмах, еще, и на поляну приземлилась невероятных размеров странная птица, с необыкновенным оперением, которое переливалась и блестело на солнце разными цветами.

Голова у птицы была женская и выражение лица доброе, веселое, даже ласковое. Птица повернулась к путешественникам, расправила крылья во всей красе и запела! Сладостный голос, прекрасная мелодия и артистизм, с которым все это было проделано, заставили наших друзей замереть и вслушиваться в каждый звук необыкновенной песни. Но песня была не долгой. Замечательная птица прервала свою песню и, наклонив голову, заговорила голосам сладким, с загадочной интонацией: Мне доставляет радость смотреть на вас и говорить с вами.

Многие меня считают райской птицей, но это не совсем. В Раю есть свои обитатели, а живу здесь, в Лукоморье и наслаждаюсь каждый раз, когда появляются новые собеседники.

Птица неожиданно прервала свой монолог и снова запела. Мой визит в вашу компанию могу объяснить необходимостью предупредить вас о грозящей опасности и желании взять вас под свою защиту. Не волнуйтесь и не огорчайтесь, все, что суждено вам испытать, а испытания грядут, все, что выпадет на вашу долю, вам придется преодолеть и с честью выйти из этих испытаний.

И хочу вас заверить, что все добрые силы Лукоморья готовы вам помогать. Мы не хотим приключений! И что с нами может произойти? Мы сейчас повернем в обратную сторону, и Катюша отравит нас в наш мир, ведь так, - Галина Сергеевна с тревогой посмотрела на маленькую волшебницу. Вы не заметили, что вместе с вами в наш чудный мир проникли еще два гостя, о которых вы не подозревали. А для того, чтобы отправиться в обратное путешествие, вам необходимо привести к Зеленому дубу абсолютно всех, кто попал в Лукоморье вместе с вами.

Общение с ними может принести вам неприятности, но без них вы не сможете вернуться домой. Мне очень жаль, но я не в силах что-либо изменить! Будьте всегда вместе, держитесь друг за друга и не оставляйте никого в беде. Вместе вы сильны и непобедимы, - Алконост взмахнула огромными крыльями и, пропала так же быстро и неожиданно, как и появилась.

Теперь мы никогда не выберемся из этой. Найдем мы этих мужиков, обязательно найдем, и вместе отправимся домой. Им же тоже домой надо, а без нас они не смогут. Вот, Катюша с нами, и она нам обязательно поможет. Ну вот, видишь, Катюша нам поможет. А что это за птица такая, Алконост? Это, конечно, хороший знак, что нам она явилась. Ее считали всегда помощницей хорошим людям, она несет добрые и радостные вести. Хотя, то, что я услышала, меня совершенно не обрадовало.

Через семь дней они всплывают и Алконост высиживает их на берегу. В это время на море полный штиль. Говорят, что брызги от крыльев Алконоста, во время яблочного спаса, попадая на яблоки, придают им особую силу. Курите всякую дрянь, да и та у вас кончилась Он положил перед собой чистый бланк протокола и расписал шариковую ручку на листке перекидного календаря за тысяча девятьсот восьмидесятый год.

Панин вздохнул, потушил сигарету и скучным голосом отбарабанил свои анкетные данные, делая паузы, чтобы майор успевал записывать. Кроме того, вы подозреваетесь в убийстве или похищении упомянутого гражданина. Что вы можете сказать по этому поводу? Я уж не говорю о том, что это бред по существу, но каково это по форме? Вы нарушаете собственные правила, хватаете посреди улицы ни в чем не повинных граждан, выворачиваете карманы, везете в кутузку, снова лазите по карманам, и все это, насколько я понимаю, даже без намека на ордер Просто не успели, если честно.

Но поверь мне на слово, на основании тех улик, которыми мы располагаем, ордер будет выдан без малейшей задержки, моментально. То есть, если бы я сейчас вдруг расчувствовался и решил тебя отпустить, ты бы даже на улицу не успел выйти, как тебя бы уже снова взяли — по всем правилам, с ордером. Мой тебе совет, Студент, колись сразу, пока я тебя не прижал. Дело твое гиблое, зря ты с мокрухой связался, не твоя это специальность. Ты же умный парень, зачем тебе это — ножи, топоры, жмурики Что ж у вас там за улики такие убойные, разрешите полюбопытствовать?

И еще я не понял, что же именно я с этим вашим Прудниковым сотворил — убил или, наоборот, похитил? Вы уж решите что-нибудь одно, что же мне, сразу по двум статьям отбрыкиваться? Он снова развлекался, но в глубине его глаз майор Селиванов подметил какое-то новое, холодное и жесткое выражение. Он заглянул в акт судебно-медицинской экспертизы, лежавший в ящике стола, чтобы уточнить время предполагаемого убийства, и недовольно хмыкнул: Впрочем, подумал он, эксперты сделали, что могли, ведь трупа-то в их распоряжении не.

Главное, решил майор, что они мне сдали вот этого субчика, и никуда он теперь не денется. Тут ему некстати подумалось, что и сам он вряд ли может с полным правом отнести себя к числу людей нормальных, так как именно в этот промежуток времени вертелся в постели и разглядывал уличный фонарь под окном.

Впрочем, это к делу не относилось. Курить ему хотелось отчаянно, и он старательно отводил глаза от лежавшей на краю стола пачки дорогих сигарет. Страдать и подсознательно настраиваться на то, что чистосердечное признание не только смягчает вину, но и дает шанс стрельнуть у следователя сигаретку. Панин, пожав плечами, взял сколотые скрепкой странички и погрузился в чтение. Закончив, он аккуратно положил листки на стол и молча уставился на майора.

Реакция была не совсем та, на которую рассчитывал майор, но он решил не сдаваться и довести дело до победного конца. Он явно думал о чем-то своем, и майор дорого бы отдал, чтобы узнать, о чем.

Иногда у него возникали проблемы А впрочем, чего. Ну, вот вам пример: Само собой, сигнализация срабатывает, охрана тут как тут, по квартире ходят, сапогами топчут. Ну, нашел я их, поговорили Гастролеры оказались из Казани, на заработки приехали.

Уговорил я их Прудникова не трогать, они и поехали себе обратно в Казань. Правда, морды им кто-то красиво разрисовал, но это уж, как водится — как же им было с гастролей без ничего возвращаться? Братва в Казани засмеяла бы, а так хоть морды битые Делить нам с ним нечего, работаем в разных областях народного хозяйства, так что причин ссориться до сих пор как-то не возникало.

А теперь, стало быть, возникли? Это же просто несерьезно. В вашем возрасте, в вашем чине, при вашем опыте работы Ну, что вы мне шьете? Это же курам на смех, честное слово. Так что у вас с Прудниковым произошло? А я, с вашего позволения, закурю. Настойчивость, с которой вы пытаетесь повесить на меня это убийство, в котором, как я понял, вы сами не вполне уверены, не может не действовать на нервы.

Учтите, я вам не Александр Матросов, и на амбразуру ложиться не намерен. Хотя есть мнение, что он просто поскользнулся Так или иначе, по зоне я не скучаю, и идти туда ради вашего процента раскрываемости не намерен, при всем моем к вам уважении.

Сигаретку, тем не менее, возьмите. Вижу ведь, что хочется. Это не взятка, а бескорыстная помощь следствию. У вас же, наверное, мысли путаются. Я уж как-нибудь перебьюсь. Вернемся к нашим баранам. Значит, как я понял, свою причастность к исчезновению коллекционера Прудникова вы отрицаете Посидели немного, выпили коньячку. Кстати, откуда вам известно, что именно пропало из квартиры Прудникова? Так это надо быть вообще без головы, даже те казанские придурки, наверное, сообразили. И потом, меня ведь приводили в квартиру сегодня утром.

Наверное, думали, что я, как только туда попаду, начну рыдать и давать показания. Так что время осмотреться у меня. Голубой Пикассо, одна прелюбопытная вещица Коро Я не заметил Левитана, но его мог-таки выторговать тот приставучий семит Там, конечно, было, что взять, хотя я туда никогда не заглядывал. Еще мне показалось, что не хватает кое-каких скульптур, но тут я боюсь ошибиться. Хотя, пардон, что это я Вам же ордера не дадут. Значит, сегодня утром вы в квартире у Прудникова не были, что с ним случилось, не знаете, куда подевались похищенные вещи, понятия не имеете и утверждаете, что стакан с отпечатками ваших пальцев простоял на столе с позавчерашнего дня.

Я заходил к Прудникову, чтобы получить консультацию по поводу одной занятной вещицы. Он, знаете ли, большой специалист по антиквариату. Кроме того, у него обширные связи, так что в случае затруднения он всегда в состоянии проконсультироваться с профессионалами. И вообще, это к нашему делу касательства не имеет. Вещи той уже нет, и судить не о.

Что она языком вытворяет — с ума можно сойти! Фи, майор, мы с вами воспитанные люди! И потом, я у них, болезных, документы никогда не спрашиваю. Но, если интересуетесь, могу познакомить. Расскажите, зачем вы шли к Прудникову сегодня утром. Просто шел себе мимо Что, опять не пойдет? Ну хорошо, я шел к Прудникову.

У нас была назначена встреча. Ну что вы, в самом деле? Я его просил присмотреть хорошее ожерелье по сходной цене, договорились, что зайду.

Прихожу, а у подъезда только что пожарников нету. А меня тут под белы рученьки, дубиной по почкам и в кандалы Может быть, я пол хочу сменить, откуда вы знаете? Все, что вы мне тут наговорили, не перевешивает того простого факта, что на стакане в квартире потерпевшего обнаружены отпечатки ваших пальцев.

Предположение, что грязные стаканы могли простоять на столе двое суток, не выдерживает никакой критики: Уж что-что, а стаканы он бы убрал. Кроме того, вы, на мой взгляд, слишком хорошо знаете, что именно пропало из квартиры потерпевшего. Вы часто бывали там раньше и могли не спеша разработать план ограбления, наметить то, что нужно вынести в первую очередь. Замечу, что вы не правы — девять из десяти преступников, боясь ошибиться, потащили бы из квартиры прежде всего электронику, а уж потом, глядишь, взялись бы за картины, причем за те, на которых рамы побогаче.

И вернулись вы в квартиру для того, чтобы забрать остальное, а скорее всего, для того, чтобы убрать следы своего присутствия. Вот так все это выглядит в моем представлении, и теперь я начну постепенно и методично, шаг за шагом, отрабатывать эту версию и в конце концов припру вас к стенке так, что ни вздохнуть вам будет, ни охнуть. Поэтому в последний раз предлагаю вам не валять дурака, а постараться максимально облегчить свою участь. Договорив, он с некоторым беспокойством прислушался к своим ощущениям, стараясь уразуметь, что это так раздражает его, словно камешек в ботинке.

И вдруг он понял: Что-то было не так и с этим делом, и с подозреваемым Паниным, да и с потерпевшим, коли уж на то пошло. Как-то все получалось шатко и немотивированно, и это очень не нравилось майору. И еще больше не нравилось ему то, как реагировал на эту его речь задержанный Валерий Панин по кличке Студент.

Он ничуть не испугался, даже не встревожился. Видно было, что все это ему до фонаря, и слушает он вполуха, скорее из вежливости, словно не на допросе сидит, а на скучной лекции по какому-нибудь половому воспитанию подростков в детской колонии. Подследственный явно был погружен в размышления, что-то такое рассчитывал и прикидывал, взвешивал и отбрасывал, и майор вместе со всем уголовным розыском в этих его расчетах, похоже, вообще не фигурировал.

Он рассеянно взял сигарету, прикурил, щелкнув зажигалкой, и выпустил в сторонку облако ароматного дыма. В общем со мной у вас ошибочка вышла. Алиби у меня, вот какая штука. Девка эта, про которую я вам говорил, подтвердит.

Да еще человек десять ее коллег видели, как я ее вечером в машину сажал, а утром на том же месте высадил. Высадил и сразу поехал к Прудникову. Старшина роты в какой-то части. Вообще-то он мужик ничего, особенно когда молчит или анекдоты травит. Пить с ним интересно — в смысле, кто кого перепьет.

Железный организм, я все время первый вырубаюсь. Но сильно не любит, когда у него над головой кроватью скрипят. Майор слушал про незнакомого ему старшину, уныло наблюдая за тем, как беззвучно рушится самая многообещающая из его версий. Вдобавок ко всему, он был почти уверен, что Панину что-то известно, но точно так же он был уверен в том, что Панин своей информацией не поделится.

Майор послал людей проверить его алиби, в котором не сомневался, и со вздохом откинулся на спинку стула. Взгляд его скользнул по столу и задержался на кучке сигарет, лежавшей на том месте, где до этого была принадлежавшая Панину пачка. Когда Студент успел оставить на столе свой подарок, было совершенно непонятно: На вид здесь было никак не меньше половины пачки.

Селиванов вздохнул и с наслаждением закурил, убрав остальные сигареты в ящик стола. Он боялся признаться себе в том, что почти рад крушению своей версии: Панин чем-то нравился майору, и чем дольше они общались, тем сильнее становилась эта противоестественная симпатия.

И дело тут было, конечно, не в сигаретах. Не прошло и часа, как позвонил Колокольчиков, отправленный на дом к любящему тишину прапорщику с железным организмом. Майор горестно покивал в трубку и пошел в столовую управления.

Он, как всегда, опоздал, и картошка уже кончилась. Гоняя по тарелке скользкие макароны, Селиванов думал о том, что панинская девка, конечно же, тоже все подтвердит, и что Студента надо выпускать, хотя он и врет про свои таинственные дела с Прудниковым, и что стакан с отпечатками теперь настолько не лезет ни в какие ворота, что приобретает едва ли не первостепенное значение во всем этом неудобоваримом деле.

Или, наоборот, теряет всякое значение — подумаешь, грязный стакан. Майор Селиванов однажды, отправив супругу на курорт, не мыл посуду две недели. Или две с половиной? Какая, впрочем, разница, ведь он и дома-то почти не бывал Майор залпом допил остывший чай и отправился в свой кабинет, где его уже ждал очередной сюрприз.

Обе передние дверцы и багажник машины были распахнуты настежь, бензобак пуст. Больше всего заинтересовал майора Селиванова тот факт, что все отпечатки пальцев были тщательно стерты — кто-то весьма старательно уничтожил все следы своего пребывания. Панин этого сделать никак не мог, и получалось, что он все-таки и вправду ни при чем, хотя майор просто кожей чувствовал какую-то скрытую, глубинную и очень важную связь Студента с исчезновением Прудникова. Пустим это прямо в следующий номер.

Как это тебе удалось? Туда же, я слышал, никого не пускали? Признавайся, Катюша, чем ты их взяла? В кабинете было тепло, и от этого в сон клонило еще сильнее. Тебя же там ухлопать могли запросто, а ты говоришь: Это же — ух!. Потом она вспомнила, что сигареты кончились еще ночью, и решила пока что потерпеть — ей страшно не хотелось давать редактору повод быть галантным. Впрочем, редактор заметил ее движение, лихо крутнулся на вращающемся кресле и, обойдя стол, присел на его краешек перед Катей.

Катя неохотно вытянула из пачки сигарету. Редактор поднес ей огоньку и закурил. Спать охота просто до безобразия. Ладонь немедленно вернулась на колено и даже продвинулась немного выше. Она посмотрела прямо в водянисто-серые глазки на широком розовом лице, и выражение этих глазок ей не понравилось.

Теперь или — или, поняла. Ей стало невыносимо тошно, и снова возникло знакомое ощущение западни. Ты можешь работать, как бог, или не работать вообще, носить джинсы, мини-юбку или джутовый мешок с дырками для головы и рук, тратить все свои заработки на косметику или не пользоваться ею вообще — такому вот Вите это без различно.

Он не успокоится, пока не затащит тебя в постель, после чего, вполне возможно, все вернется на круги своя. Ему ведь просто нужно отметиться, и. Вряд ли это будет долго, вряд ли это будет больно — в общем-то, можно было бы и потерпеть. Некоторые только так и живут, и ничего, вполне довольны. В конце концов, нечего корчить из себя королеву, это сейчас не модно.

Противно, конечно, ведь он станет болтать, но и это вполне можно пережить — сейчас кругом все только и делают, что болтают, и давным-давно никто никому не верит. Кроме того, болтать он станет все равно, так что — какая разница? И потом, она сейчас не в таком положении, чтобы вертеть носом. В наше время таких, как она, на копейку — пачка, только свистни — толпами сбегутся. Так что весьма желательно было бы потерпеть. Ну что, убудет от тебя, что ли?

Он почти дословно повторил ее мысли, и от этого ей вдруг сделалось невыносимо смешно. С трудом сдержав истеричный смешок, она только криво улыбнулась и сказала: Толоконникова тебе будет репортажи делать. Руки у нее, конечно, не тем концом вставлены, зато ноги Он мечтательно закатил глаза и даже поцокал языком от приятных воспоминаний.

Катя молча стояла, терпеливо дожидаясь окончания этой пантомимы. Когда редактор открыл глаза, она спросила: Завтра позвонишь и скажешь, что надумала.

Тогда посмотрим, какое задание тебе давать, и давать ли. Давно копившееся напряжение вдруг разрядилось в короткой, но разрушительной вспышке, и Катя раздельно и громко сказала, глядя прямо в поросячьи глазки: Редактор все еще сидел на краю стола. Теперь он встал, и Катя поняла, что он борется с желанием ударить. Костей не соберешь, половой гигант Казанова ограниченного радиуса действия. И можешь не возвращаться. Это, конечно, была детская месть, но, идя по коридору редакции, Катя испытывала своеобразное горькое удовлетворение.

Пускай теперь разбираются, кто кому что сказал Черт, фотографии я у него оставила, вспомнила она, но тут же махнула рукой — пусть подавится, хряк, да и пленка, в любом случае, у. Залитая прозрачным пластиком карточка представителя прессы в такт шагам хлопала ее по груди, и она раздраженным жестом сорвала ее и небрежно засунула в карман.

У лифта томилась, строя глазки всем подряд, тоже отягощенная кофром Толоконникова. Катя, не удержавшись, внимательно посмотрела на ее ноги. Ноги были как ноги — длинные, стройные, удлиненные высоченными каблуками, облитые лайкрой, немного чересчур выставляемые напоказ — в общем, вполне ординарные ноги без видимых изъянов. Она никогда не разговаривала, предпочитая нормальной человеческой речи это горловое воркование сексуально озабоченного голубя.

Впрочем, иногда она переставала курлыкать и начинала визжать, как циркулярная пила. Это происходило в тех случаях, когда Людочка Толоконникова полагала себя несправедливо обделенной дарами земными — о существовании даров небесных она, похоже, просто не догадывалась. Катя кивнула в ответ на приветствие, машинально продолжая разглядывать сверкающие ноги Толоконниковой.

Проследив направление ее взгляда, та удивленно приподняла тонко прорисованные на кукольном личике брови. Это мне Витя подарил. Отупевший от недосыпания разум почти без боя сдался зловредному бесу, и Катя сказала: Да нет, не. Я все никак не пойму, с чего он взял, что у тебя кривые ноги. Ну, куда этот лифт запропастился? Пойду-ка я, пожалуй, пешком. Она поправила на плече ремень кофра и скрылась на лестнице прежде, чем опешившая Толоконникова нашлась, что ответить.

На улице опять лило. Омоновцы, как всегда, сохраняли каменное выражение лиц, но ноздри трепетали, втягивая этот запах — какой же трезвый не мечтает сделаться пьяным, особенно если он русский? Кого-то били прикладом и волокли к машине, кто-то невидимый стонал и матерился плачущим голосом, временами начиная надсадно кашлять и отхаркиваться, слышались деловито взвинченные голоса, короткие команды, и вдруг кто-то начал палить из темноты, и она успела трижды щелкнуть затвором камеры, ловя вспышки выстрелов, а потом там что-то тяжело упало, коротко заорали, заматерились в два голоса, послышалась какая-то возня, глухие звуки ударов, и мимо проволокли еще одного в черной кожаной куртке, с черной растрепавшейся шевелюрой и черным от заливавшей его крови лицом, безвольно обвисшего, с болтающейся из стороны в сторону головой Пропал зонтик, решила она и, подняв воротник куртки, шагнула под дождь, поднимая руку навстречу плывущему в сплошном потоке машин зеленому огоньку.

Таксист, хвала создателю, оказался молчаливым и не стал выражать свое неудовольствие, когда она попросила его подняться вместе с ней наверх за деньгами — милицейский капитан, пропустивший ее туда, где она побывала этой ночью, оценил свою любезность недешево, и теперь в ее бюджете зияла обширная дыра.

Получив свою мзду, таксист все так же молча кивнул и скрылся в лифте. Катя вернулась в тепло и тишину своей однокомнатной квартиры. Привычным жестом поставив в угол тяжелый влажный кофр, с облегчением стянула мокрую куртку и ботинки и прошла в комнату. Несмотря на то, что она прожила в этой квартире уже пять лет, комната больше походила на зал ожидания, чем на жилое помещение.

Скудная меблировка терялась на фоне множества фотографий, заменявших обои. В квартире стоял слабый, но явственный запах реактивов, причудливо смешивавшийся с кошачьим запашком, уже пошедшим на убыль, но все еще легко узнаваемым.

Этот запашок остался после единственной ее попытки завести домашнего любимца. Дымчатый красавец Муса, впоследствии из-за своих феноменальных способностей переименованный в Гидранта, так и не прижился в Катиной холостяцкой берлоге и был отдан на перевоспитание в сельскую местность.

После расставания оба вздохнули с облегчением — Катя, во всяком случае, вздохнула именно с облегчением, и с облегчением же раздарила знакомым кошковладельцам всевозможные кошачьи причиндалы вроде ошейника против блох и специального пластикового корытца с решеткой, похожего на кювету — патентованного кошачьего туалета.

Муса-Гидрант всего этого не признавал, полагая ошейник унизительным для своего достоинства, а идею справлять нужду в определенном месте — бредовой и смехотворной. Катя могла его понять. Она тоже не любила ошейников и общественных уборных.

Вся беда в том, подумала она, что люди, в отличие от кошек, давно привыкли в тех случаях, когда окружающая среда вступает в конфликт с их чувством собственного достоинства, подавлять именно это чувство, а не среду. Мусе-Гидранту это качество было абсолютно чуждо, и в результате он отправился на чью-то дачу мучить и убивать мышей. Еще Кате подумалось, что именно Гидрант сумел бы по достоинству оценить ее сегодняшнюю выходку в редакции, и она впервые пожалела, что избавилась от этого желтоглазого бандита.

Она прошла на кухню и вяло, безо всякого энтузиазма покопалась в холодильнике. Она не ела со вчерашнего дня. Кадры из ее ночного репортажа все еще стояли перед глазами, а содержимое ее холодильника совсем не возбуждало аппетит. Уж если и могли что-нибудь возбудить эти сморщенные морковки в отделении для овощей и кастрюлька позавчерашней молочной овсянки, так это чувство глубокой жалости. Тем не менее, в тускло освещенных недрах Кате удалось отыскать огрызок полусухой колбасы, и она без воодушевления сжевала его с горбушкой черного хлеба.

В шкафчике над раковиной хранилась резервная пачка сигарет. Рядом с пачкой обнаружилась початая бутылка джина, позабытая здесь с самого дня Катиного рождения, то есть с четвертого августа. Пожав плечами, Катя сняла ее с полки и поставила на стол. Работа в еженедельнике пришлась очень кстати — Кате очень не нравилась скорость, с которой тратились деньги, вырученные от продажи родительской квартиры.

Квартира у родителей была большая, оставшаяся от деда — большого и сильно засекреченного физика.